Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Эстонии У.Паэтом, Москва, 18 февраля 2014 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы с моим коллегой Министром иностранных дел Эстонии У.Паэтом провели переговоры, обсудили ключевые вопросы двусторонних отношений и актуальные международные, общеевропейские проблемы.

Заинтересованы в выстраивании диалога с нашим эстонским соседом на принципах взаимовыгодного сотрудничества, добрососедства. Считаем, и это мнение разделяют наши коллеги, что у отношений между Россией и Эстонией есть немалый потенциал, в т.ч. в торгово-экономической сфере. Констатировали устойчивый рост товарооборота и интерес экономических операторов двух стран в инвестиционном взаимодействии. Хорошие перспективы у приграничных, региональных связей. Полагаем, что наше взаимодействие могло бы развиваться еще более продуктивно.

Сегодня был сделан важный шаг в развитии межгосударственных отношений – подписаны договоры о российско-эстонской государственной границе и о разграничении морских пространств в Нарвском и Финском заливах. Пограничные договоры подлежат ратификации. Условились сделать все, чтобы этот процесс прошел оперативно и эффективно. Вступление этих договоров в силу призвано способствовать укреплению позитивной атмосферы в наших отношениях.

Сегодня состоялось также подписание соглашения о дипломатической недвижимости, межмидовского плана консультаций на 2014-2015 гг., что будет способствовать развитию взаимодействия между внешнеполитическими службами.

Провели обзор проектов документов, которые находятся в работе. Считаем, что целый ряд из них могут быть готовы к подписанию в самое ближайшее время. Договорились, что по линии министерств иностранных дел будем содействовать ускорению этой работы.

Мы не уходили от сложных вопросов, которые сохраняются в наших отношениях. Подтвердили нашу позицию в пользу того, чтобы выполнять рекомендации по линии различных международных организаций, включая ОБСЕ, Совет Европы, Пакта экономических, социальных и культурных правах, касающиеся ускорения решения проблемы безгражданства, которая еще сохраняется в Эстонии и в Латвии.

Обсудили ситуацию с преподаванием русского языка в Эстонии. Не хотели бы, чтобы создавались какие-то искусственные препятствия для тех, кто хочет обучаться на русском языке.

Говорили и о рецидивах героизации нацизма в Европе. Это явление, к сожалению, наблюдается во многих странах Евросоюза. Позиция России в этой связи хорошо известна и сегодня ее подтвердили. Уроки прошлого (Вторая мировая война, Нюрнбергский трибунал, создание ООН) должны быть использованы для того, чтобы не допускать повторения трагических ошибок и обеспечить в полной мере выполнение решений, принятых в ООН, в рамках саммитов ОБСЕ, в Совете Россия-НАТО о создании в Евро-Атлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности.

Рассмотрели состояние и перспективы отношений между Россией и Евросоюзом, включая такие приоритетные аспекты, как ускорение работы над новым базовым соглашением, визовая проблематика, энергетическое сотрудничество. Обменялись мнениями о том, в каком состоянии сейчас находится программа Восточного партнерства, прежде всего, с точки зрения ее влияния на отношения между Россией и Евросоюзом. Подробно ознакомили наших эстонских коллег с разговором на эту тему, который состоялся в ходе Саммита России-ЕС в Брюсселе между Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и Председателем Евросовета Х.В. Ромпеем, Председателем Еврокомиссии Ж.М.Баррозу.

Обсудили наши отношения в рамках Совета России-НАТО, где делается много полезного в практическом плане. Ценим заинтересованность Эстонии в участии в целом ряде совместных проектов Совета России-НАТО. Вместе с тем, обозначили всем известную позицию России относительно планов США проводить через НАТО договоренности о создании глобальной системы противоракетной обороны и отсутствия на данном этапе прогресса в диалоге между Вашингтоном и Москвой. Обозначили наши озабоченности тем, что в рамках поиска нового смысла после афганской кампании Североатлантический альянс все чаще обращается к применению в рамках проводимых учений ст.5 Вашингтонского договора о коллективной обороне, по большому счету, готовясь к защите от несуществующей угрозы. Нам кажется, что такое мышление должно остаться в прошлом.

Ценим доверительный характер нашего диалога с эстонскими коллегами. Уверен, что откровенное, неполитизированное обсуждение любых вопросов, которые волнуют ту или другую сторону является оптимальным путем к тому, чтобы такие озабоченности снимать, учитывать законные интересы друг друга. Россия к этому готова. Надеюсь, что сегодняшние переговоры будут способствовать формированию конструктивной, содержательной повестки дня в наших отношениях.

Вопрос: Как сегодня в России воспринимается Эстония – как член ЕС и НАТО, как бывшая братская республика, сосед или как враг – о чем мы слышали несколько лет назад?

С.В.Лавров: Не припомню, чтобы кто-то называл Эстонию врагом. Рассматриваем эту страну – как и любое другое государство – во всех упомянутых Вами ипостасях: как соседа, страну, с народом которой мы жили в одном государстве (у нас много общего в истории и не только советской), как члена Евросоюза, НАТО, Совета Россия-НАТО, ОБСЕ, ООН, созданной по итогам кровопролитнейшей Второй мировой войны. Будучи соседями, имея столько взаимных интересов в экономике, культурной и гуманитарной сферах, заинтересованы в поступательном развитии этих отношений и решении любых возникающих у сторон вопросов в духе добрососедства, на правовой и справедливой основе.

Вопрос: Сегодняшний «Коммерсант» публикует статью Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности К.Эштон в ответ на Вашу статью в этом же издании. В ней утверждается, в частности, что соглашение об ассоциации между Украиной и Евросоюзом не вредит интересам России, содержится заявление о недопустимости какого-либо внешнего давления на Украину, Молдавию и Грузию, а также высказывается мнение, что внезапный отказ Президента Украины В.Ф.Януковича от соглашения об ассоциации с ЕС стал причиной чуть ли не самого глубокого кризиса за время независимости этой страны. Разделяете ли Вы такие оценки? Как Вы могли бы в общем прокомментировать эту статью?

С.В.Лавров: Мне приятно, что мою статью заметили в Брюсселе и на нее обратила внимание лично К.Эштон. Считаю, что настрой, пронизывающий этот материал, в целом позитивный и идет в одном направлении с нашими устремлениями в том, что касается отношений России и ЕС. Мы являемся стратегическими партнерами, разделяем цель создания общего экономического и гуманитарного пространства от Тихого до Атлантического океана. Повторю, в целом статья отражает стратегический характер наших отношений.

Поскольку К.Эштон постаралась отреагировать на некоторые положения моей статьи, касающиеся российской оценки происходящего на Украине и вокруг нее, то я обратил внимание на отдельные детали, которые нашли отражение в статье в ее изложении. Например, К.Эштон пишет, что приветствует мое заявление о том, что процесс евразийской интеграции нацелен на гармонизацию с интеграционными процессами Евросоюза. Я этого не говорил. Я сказал, что Россия, члены Таможенного союза и ЕС должны быть заинтересованы во взаимной гармонизации интеграционных процессов. У К.Эштон получается немного иначе: евразийская интеграция должна гармонизироваться с интеграционными процессами Евросоюза. Разница есть, надеюсь, вы ее почувствовали. Мы – за равноправный подход, а ЕС по-прежнему исходит из евросоюзоцентричной логики.

Заявляется о том, что России не нужно бояться программы «Восточного партнерства». Мы этого и не боимся, что неоднократно подтверждал Президент России В.В.Путин в контактах со своими собеседниками. Мы поддерживаем развитие торгово-экономических и иных связей между странами постсоветского пространства и Европейским союзом, поскольку сами заинтересованы в тесных взаимоотношениях с ЕС вплоть до создания зоны свободной торговли. Об этом говорил Президент В.В.Путин Председателю Европейского совета Х. ван Ромпею и Председателю Европейской комиссии Ж.-М.Баррозу на саммите Россия-ЕС в Брюсселе в январе с.г. Наше отношение к «Восточному партнерству» – это не боязнь. Мы просто хотим транспарентности в том, что касается развития связей между ЕС и нашими соседями, которые являются крупнейшими партнерами России.

Как пишет К.Эштон, соглашение об ассоциации, которое планировалось подписать с Киевом, не окажет негативного влияния на торговлю между Украиной и Россией. Если это так, то у нас возникает вопрос, который мы уже давно задавали, но ответа так и не получили: почему данное соглашение между ЕС и Украиной готовилось втайне и не было предано гласности до момента его парафирования? Вызывает вопрос и то, почему во время очередного пребывания К.Эштон в конце января в Киеве и общения по итогам с журналистами на пресс-конференцию не пустили представителей российских СМИ, просивших об аккредитации. Такая скрытность в подготовке самого соглашения и в брифинге журналистов по результатам переговоров во время январского визита К.Эштон не может не вызывать недоумения.

Разделяем многое из того, что декларируется в Брюсселе. К.Эштон предложила не создавать конкуренции за сферы влияния (Россия никогда не поддерживала конкуренцию за создание подобных сфер) и двигаться шаг за шагом, выполняя ранее взятые на себя обязательства. Мы только «за»! Именно стремлением двигаться шаг за шагом обусловлена наша позиция по отношению к дальнейшей либерализации торговли с ЕС. Хотим сначала повысить конкурентоспособность собственных экономики, сельского хозяйства, промышленности, сферы услуг вместе с партнерами по ТС – Белоруссией и Казахстаном – и уже с более равноправных позиций начинать разговор о дальнейшей либерализации торговли с Евросоюзом. Это и есть постепенное, шаг за шагом движение. В случае с соглашениями об ассоциации и свободной торговле с фокусными странами «Восточного партнерства» ни о какой постепенности речь не идет, а предлагается «в один присест», резко убрать большинство тарифных защитных ставок.

И в нашем энергетическом диалоге с ЕС мы предлагаем двигаться поэтапно, выполняя и уважая принятые ранее на себя обязательства,. Тогда как попытки применять «Третий энергопакет» задним числом по отношению к уже вложенным на основе других правил инвестициям является неуважением взятых на себя обязательств о неухудшении условий ведения бизнеса. То же самое можно сказать и применительно к ранее взятому на себя обязательству еще при создании ОБСЕ – о свободе передвижения. Данное обязательство было одобрено в рамках этой Организации по настоянию наших западных партнеров. Тогда еще Советский Союз сопротивлялся. Сейчас это обязательство не выполняется именно из-за позиции членов Евросоюза – по крайней мере, некоторых из них (многие выступают за скорейшую отмену виз).

Закончить ответ на вопрос хочу тем, с чего начал. Россия выступает за откровенный и честный разговор о «Восточном партнерстве», энергетическом диалоге, являющемся краеугольным камнем стратегического партнерства с ЕС. Но все должно быть так, как декларируется в статье К.Эштон, – при уважении взятых на себя ранее обязательств перед ОБСЕ, в рамках партнерства России и Евросоюза по неухудшению условий ведения бизнеса или с учетом зоны свободной торговли СНГ. Безусловно, их нужно уважать при заключении соглашений, затрагивающих эти обязательства, с другими участниками международных обменов.

Такой откровенный, в том числе в СМИ, диалог подтверждает обоюдную заинтересованность в укреплении нашего стратегического партнерства. У нас есть согласие по стоящей большой задаче – созданию единого экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока. В качестве важного этапа движения к заданной цели Президент России В.В.Путин на саммите в Брюсселе предложил создать к 2020 г. зону свободной торговли между ЕС и ТС. Тогда партнеры из Евросоюза сказали, что им нужно подумать. Однако в статье К.Эштон я прочитал, что эта цель разделяется, хотя 2020 год и не упомянут. Она просто написала, что со временем Европейский союз был бы готов создать зону свободной торговли, что уже является прогрессом и движением вперед. Я это приветствую.

Вопрос: Как повлияет на будущее российско-эстонских отношений подписанный сегодня договор о границе? Это чистая формальность или признак улучшения отношений?

С.В.Лавров: Не думаю, что это формальность. Мы с г-ном У.Паэтом в наших вступительных заявлениях уже постарались дать позитивные оценки двум документам. Правовое оформление границ важно для любого государства. Это - атрибут страны и свидетельство закрытия существовавшего между соседями вопроса. Речь не о проблеме - на практике мы не испытывали особых сложностей из-за отсутствия такого договора. Пограничное взаимодействие осуществлялось достаточно эффективно и конструктивно, но окончательное правовое оформление ситуации и проложение линии границы на земле, которое последует после ратификации договора, - важный шаг, а не пустая формальность, который, я уверен, послужит дальнейшему развитию наших отношений, укреплению атмосферы доверия, сотрудничества и пойдет на пользу обеим странам и их народам.

Вопрос: Когда Вы собираетесь посетить Эстонию? Где хотели бы побывать, с кем встретиться?

С.В.Лавров: У нас пока нет окончательной договоренности по датам, но мы условились, что сроки визита согласуем дополнительно по мере прояснения наших графиков. Я в Таллине был давно, еще школьником старших классов. Мне очень понравился старый город. С удовольствием приеду еще раз, и мы совместим приятное с полезным. А это должны подготовить наши сотрудники, чтобы все прошло не менее насыщенно, чем в Москве.

Вопрос: Сегодня можно сказать, что у России есть позитивный опыт решения территориальных вопросов с Эстонией, Норвегией и Китаем. Территориальный спор с Японией длится почти 70 лет. Что из имеющегося позитивного опыта могут позаимствовать Россия и Япония?

С.В.Лавров: Россия не рассматривает эту ситуацию как территориальный спор. Мы откровенно говорим японским друзьям на всех этапах консультаций по данному вопросу, что исходим из имеющейся реальности и документов, заключенных между Россией и Японией. Международно-правовая реальность заключается в том, что есть общепризнанные и закрепленные в Уставе ООН итоги Второй мировой войны. Когда мы обсуждаем пути решения упомянутой проблемы необходимо отталкиваться именно от этого факта. Есть документы, которые заключались между Москвой и Токио на разных этапах, есть договоренности продолжать эту работу для поиска решений, устраивающих обе стороны и приемлемых для народов обеих стран. Других критериев нет. У нас не возникало подобных вопросов в отношениях с другими соседями, с которыми заключались договоры о границе - ведь речь шла о практических делах, привязанных к послевоенной реальности. И это помогло оперативно решить такого рода проблемы.

Вопрос: Являются ли подписанные сегодня документы шагом в направлении возможного заключения через два-три года соглашения о 72 часовом безвизовом режиме для граждан России и Эстонии? У представителей туристического бизнеса России и Эстонии такая заинтересованность существует. Что Вы об этом думаете?

С.В.Лавров: Мы должны подходить к решению подобных вопросов с учетом совокупности ряда факторов. Нам понятно, что российские и эстонские туристические компании, также как и туркомпании других партнеров России, в этом заинтересованы, поскольку это позволит им больше зарабатывать. Нам понятно и то, что для граждан тех стран, которые будут пользоваться такой льготой, это создаст более комфортные условия для транзита через территорию России. Но есть обстоятельства, связанные с дипломатической практикой и традицией, и их нельзя не принимать в расчет, например, принцип взаимности.

Есть и общие соображения: решая сиюминутные задачи, необходимо держать в уме стратегические цели, которые состоят в выполнении давно взятых на себя обязательств обеспечить свободу передвижения. В настоящее время наши переговоры с ЕС о переходе к безвизовому режиму - будем откровенны (и мы упоминали об этом на наших переговорах) - искусственно тормозятся: технически и технологически все готово, но дело за политической волей. Нам необходимо держать в уме, что шаги, которые мы будем делать в порядке односторонних послаблений визового режима для наших соседей и других стран, не воспринимались бы как возможность еще больше потянуть время в части радикального решения проблемы отмены виз для краткосрочных поездок в соответствии с давно продекларированными политическими обязательствами в рамках ОБСЕ. Надеюсь, Вы нас правильно понимаете.